10 главных нон-фикшн книг зимы

Книги зимы 2013-2014
В среду, 27 ноября, в Москве открылась 15-я книжная ярмарка Non/Fiction. К этой выставке ведущие издательства традиционно готовят «тяжелую артиллерию»: именно здесь представляют главные новинки интеллектуальной литературы. Forbes выбрал 10 самых интересных книг.

Борис Акунин «История российского государства»


Издательство: АСТ
В прошлом году Борис Акунин признался в своем блоге, что всегда хотел быть новым Карамзиным, и объявил о «чрезвычайно нахальной затее» написать многотомную историю Отечества в фактах и судьбах. Параллельно с каждым историческим томом писатель задумал роман, действие которого разворачивается в описанную эпоху. Со временем все вымышленные сюжеты должны сложиться в историю одного русского рода.
Первый том «Истории» готов — это «Часть Европы. История российского государства от истоков до монгольского нашествия». А сразу после Non/Fiction, 1 декабря, выйдет и первая художественная книга цикла — сборник историко-приключенческих повестей «Огненный перст», начало захватывающей семейной саги.

Нассим Николас Талеб «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса»


Издательство: КоЛибри

Нью-йоркский финансовый гуру, автор делового бестселлера «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости» написал новый труд, который считает более важным и практически значимым. Свою, как он сам говорит, «не-теорию» о хрупкости мира, подверженного постоянному влиянию «черных лебедей» (неожиданных событий с серьезными последствиями), Нассим Талеб доказал весомым аргументом в виде полумиллиарда долларов, которые его компания заработала для инвесторов в разгар финансового кризиса. Теперь в «Антихрупкости» он последовательно, аргументированно и увлекательно объясняет, как, сталкиваясь с хаосом, получать больше, чем теряешь. Философ Талеб, который называет себя «эмпирическим скептиком», формулирует простые правила, которые позволяют действовать так, чтобы грозный «черный лебедь» не только не причинил вреда, но и помог совершенствоваться. Мы по природе своей антихрупки, уверяет Талеб, а «случайность кормит нас с ложки».

Арт Шпигельман «Маус»


Издательство: CORPUS
Художник Арт Шпигельман в 1986 году рассказал о расизме, нацизме, ужасах концлагерей и трагической истории собственной семьи совершенно неожиданным образом — в комиксе. Евреев он изобразил в виде мышей, немцев — в виде кошек, поляков — в образе свиней и так далее. Эта простая и прямолинейная метафора дала возможность нарисовать то, о чем невозможно сказать. Через судьбу своего отца, польского еврея Владека Шпигельмана, выжившего после Освенцима и Дахау, художник одним из первых в культуре попытался осмыслить всю историю холокоста.
«Маус», несмотря на жесткую критику, имел оглушительный успех. Он переведен уже на 18 языков и стал, без преувеличения, культовым. А в 1991 году получил престижную Пулитцеровскую премию. После этого успеха комиксы в одночасье перестали считать легкомысленным детским развлечением. В Америке и Западной Европе «Маус» изучают в школьном курсе истории, он рекомендован подросткам к обязательному прочтению. Теперь «Маус» наконец вышел и на русском.

Джереми Кларксон «Без тормозов: Мои годы в Top Gear»


Издательство: Альпина Нон-Фикшн
Это собрание лучших журнальных колонок язвительного и остроумного ведущего популярнейшего автошоу Top Gear. Он способен не только рассказать об автомобилях ярче, злее и компетентнее многих, у него есть свое мнение по поводу мироздания, женщин, возраста, воспитания детей и всего остального. И хотя он порой увлекается рассуждениями настолько, что забывает о тормозах и его заносит на поворотах, оторваться от чтения невозможно. Правда, в суд после этих колонок его вызывают по восемь раз в неделю. Но даже те, кого он обругал в журнале и на ТВ, признают, что Кларксон жутко харизматичный негодяй и очень профессиональный автор. Хотя сам он высмеивает и это.
«Не подлежит ни малейшему сомнению, что я самый везучий из обитателей Земли. При зачаточной журналистской квалификации и инженерных способностях, как у воробья, я стал автомобильным журналистом. А это, наверное, самая легкая работа в мире, не считая метеоролога в пустыне Сахара».

Фредерик Бегбедер «Конец света. Первые итоги»


Издательство: Азбука
Фредерик Бегбедер уверен, что в мире книгоиздания вот-вот наступит обещанный Рэем Брэдбери 451-й градус по Фаренгейту — температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Поэтому экстравагантный француз составил список книг, которые нужно успеть прочесть на бумаге, пока мир печатных книг не полетел в тартарары. Как литературный критик Бегбедер уже предлагал читателям эссе «Лучшие книги ХХ века. Последняя опись перед распродажей», но там он учитывал результаты опроса общественного мнения. Новый же список невероятно субъективен и составлен по сугубо бегбедеровским критериям «необразумившегося эгоиста»: начиная от внешности писателя и заканчивая чувственностью прозы.
Впрочем, поклонники его собственного творчества вряд ли удивятся, обнаружив на вершине списка «Американского психопата» Эллиса рядом с «Великим Гетсби» Фитцджеральда. Герои Бегбедера как раз родом из этих книг. В целом же список любопытный. Наряду с мэтрами типа Керуака, Хемингуэя и Сэлинджера в нем есть недооцененные, по мнению Бегбедера, прозаики. Такие как Лолита Пий и современные французские авторы вроде Патрика Бессона.

Кэтрин Бу «В тени вечной красоты. Жизнь, смерть и любовь в трущобах Мумбая»


Издательство: ЭКСМО
Эта книга — невероятный роман-репортаж об историях реальных людей, который профессиональный журналист, обладатель Пулитцеровской премии Кэтрин Бу написала, прожив три года в трущобах Мумбая. Ее герои — те, кто прямо сейчас старается выжить в картонных хижинах в сердце роскошного мегаполиса, не замечаемый ни государством, ни обществом. Абдула, вынужденный сутками сортировать мусор, чтобы прокормить семью из 11 человек; хромая, озлобленная на весь мир Фатима, которая мстит соседям, поджигая себя; родители девочки-подростка, которые содержат публичный дом и собираются в ближайшее время выгодно продать и собственную дочь…
Кэтрин Бу использовала в книге не только свои впечатления и множество фотографий, но и более 3000 официальных документов полиции Мумбая, департамента здравоохранения и образования, больниц, моргов, судов… И, возможно, именно поэтому книга Кэтрин Бу оставляет еще более сильное впечатление, чем «Шантарам» Дэвида Робертсона. В ней нет художественных зарисовок, захватывающих сюжетов и лав-стори. Нет даже авторского я. Это детально выписанная картина жизни людей самого дна. Публицистика, которая захватывает сильнее любого романа.

Серж Блок, Давид Кали «Враг»


Издательство: КомпасГид
Идет война. В пустыне два окопа. В каждом по солдату. Их научили обращаться с оружием и ненавидеть противника. Они сидят в окопах, изредка стреляют друг в друга, страдают от холода, голода и одиночества, мечтают вернуться домой и хотят увидеть лицо врага. Начальники уверяют, что враг жесток и убивает женщин и детей. Но вдруг оказывается, что человек, сидящий в окопе напротив, совсем не похож на то чудовище, каким представлял его солдат…
The Wall Street Journal называет «Врага» романом «На Западном фронте без перемен» для начальной школы. А по силе воздействия история похожа скорее на «Маленького принца» Сент-Экзюпери. Всемирно известный французский иллюстратор Серж Блок (на фото) лично представит на Non/Fiction свою антимилитаристкую книжку-картинку, созданную совместно с итальянским писателем Давидом Кали.

Андрей Лебедев «Борис Гребенщиков словами Бориса Гребенщикова»


Издательство: НЛО
К 60-летию легендарного лидера группы «Аквариум» преданный поклонник БГ Андрей Лебедев собрал ненаписанную автобиографию музыканта из всевозможных авторских текстов (сам Гребенщиков много раз собирался сесть за мемуары, но так этого и не сделал). Небольшие заметки Гребенщикова о себе, эссе, интервью, фрагменты художественной прозы, сопроводительные тексты к альбомам — все это собрано в книгу, систематизировано по темам и хронологии. Первая часть — творческая история БГ и группы «Аквариум», вторая — его суждения о жизни, людях, искусстве и эпохе «гиньоля в горячем цеху» и «интернационального джаза». Андрей Лебедев составил алфавитный сборник высказываний БГ обо всех важных вопросах музыки, человеческой жизни, мироздания и о себе самом.
Интереснее всего, конечно, читать про начало семидесятых, веселую юность, советский музыкальный андеграунд и зарождение русского рока. Впрочем, истории создания знаменитых песен и философские высказывания БГ поклонников «Аквариума» наверняка тоже порадуют.

Энтони Бивер «Вторая мировая война»


Издательство: КоЛибри
Это монументальный труд одного из ведущих мировых историков, в котором впервые для западной литературы отдается должное решающей роли советских войск в победе над фашизмом. Энтони Бивер — самый авторитетный и, что важно, самый издаваемый современный автор, пишущий о Второй мировой войне. Его «Падение Берлина», «Сталинград», «Высадка в Нормандии» переведены на многие языки и напечатаны миллионными тиражами. В новой книге, которая стала итогом тридцатилетней исследовательской работы, Бивер пытается дать максимально объективную и полную картину войны. Он подробно анализирует роль битвы под Сталинградом и сражений на Курской дуге.
При этом главное для него не политика, а трагические судьбы миллионов людей, которые оказались вовлечены в войну помимо собственной воли. Например, история 18-летнего корейца Яна Чжона, который был насильно призван в японскую армию, попал в лагеря ГУЛАГа, в 42-м воевал на стороне Красной армии, после немецкого плена сражался с союзниками во Франции, отсидел в плену в Великобритании.

Андрей Бильжо «Истории про еду»


Издательство: Манн. Иванов. Фербер
Писатель и художник Андрей Бильжо, в прошлом психиатр, известный с легкой руки Виктора Шендеровича как главный российский «врач-мозговед», написал книжку об историях, связанных с советской едой.
Сосиски с горошком, салат оливье с колбасой, шпроты — артефакты недавнего прошлого, которые определяли общий быт всей страны. И поэтому пока Андрей Бильжо делится своими, вроде бы сугубо личными, воспоминаниями, перед глазами в подробностях проносится собственная юность.
«Еда, дух, sex — три кита, на которых держится человеческая жизнь, — пишет Бильжо. — Но даже sex играет в жизни человека меньшую роль, чем еда. Даже дух играет меньшую роль. Еда — это дом родителей, это наш дом для наших детей, это память вкусовых сосочков, нашего носа и нашего мозга».
Бильжо знает толк в еде, в памяти и в человеческой психологии. Читаешь про бутерброд с докторской колбасой — и рука невольно тянется к холодильнику.
forbes.ru

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.